Жена британского ученого (krysya) wrote,
Жена британского ученого
krysya

Categories:
19 августа 1991 год.
Разбудил меня телефонным звонком мамин коллега, член Демократического Союза: по телевизору непонятно что, а по Киевскому шоссе танки идут! Сгоняли на машине до шоссе (я тогда в Апрелевке жила, город на этом самом шоссе стоит), посмотрели на танки, он меня домой отвез, сам куда-то рванул. Дома – Дмитрий Курганский, которому чуть больше года и мама. В ящике с постельным бельем - антисотчины сумка, свежая «Экспресс-хроника», записная книжка, где телефоны членов ДС, «Международной амнистии» и других хороших людей. Бегом на балкон – всё сжигать (сначала записную книжку, потом антисоветчину), мама кричит, что никуда не пустит, но я пообещала со второго этажа спрыгнуть, в сумку все самое нужное и бегом на московскую электричку. Выбегаю из подъезда, а прямо напротив него – милицейская машина, а из нее выходит участковый и еще пара ментов. И я понимаю, что убежать уже не успею, но хорошо хоть дома ничего запрещенного нет. Участковый неспешно двигается в мою строну, интересуясь, как ночью спалось. Мы с участковым давно друг друга знаем – у меня уже с десяток задержаний на митингах, я стою на учете в Детской комнате милиции (мне нет еще 18-ти), со мной периодически пытаются проводить профилактические беседы. Я отвечаю, что спалось неплохо, а он отвечает , что у меня крепкие нервы, потому что соседи по дому всю ночь звонили в милицию, требуя прекратить пьянку с криками на четвертом этаже в нашем подъезде, и пьянку они прекратили, а сейчас идут протокол составлять.   Милиционеры заходят в подъезд, а я тихо сползаю по стенке, выкуриваю сигарету, прихожу в себя и уже совсем бегом несусь на электричку. На Киевском вокзале начинаю звонить по всем телефонам, но никто не отвечает, поэтому еду туда, куда привыкла приходить вечерами – на Пушкинскую площадь, оттуда  - к Моссовету. Баррикады из троллейбусов, первая танковая колонная и мы встаем, а потом садимся перед ней. Стас Томенко объясняет мне, что не надо бросаться под танк, что есть слепая зона и происходящее перед танком водитель не видит. А всё прибывает и прибывает… и мы двигаемся к Белому дому, как-то находим друг друга с другими ДСовцами и вместе с ребятами из Московского Союза анархистов встаем к 23-ому подъезду. И ужасно страшно от происходящего, но рядом свои и есть четкое понимание что так надо, что уходить нельзя, что надо быть здесь, быть до конца. Про переносные туалеты еще не слышали, поэтому периодически собираются группы, которые через несколько колец охраны спускаются вниз к кустам, дабы ими воспользоваться. Потом мы стебались, что неизвестно, получилось ли у нас отстоять демократию, но засрать Белый дом нам точно удалось. Меня заворачивают в спальник и укладывают спать, обещая разбудить, если что-то начнется. 
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments