?

Log in

1. В этом ЖЖурнале очень редко что-то пишется под замок и еще реже - для групп
2. За все время существования ЖЖурнала никто не был забанен (см. п. 8), заскринено было не более 20-ка комментов. В основном - за прямое оскорбление и излишний ненорматив.
3. К грамматическим и иным ошибкам отношусь терпимо, но плохо отношусь к аффторам.
4. Как правило в число френдов вношу всех, кто внес меня. Читаю. Но комментирую очень редко.  В число френдоввключаю тех, кого буду читать.
5. Обо мне можно прочитать здесь:
детство,
школа,
мои университеты,
работа,
любовь,
дружба
отношения с миром
кулинарное
продолжение следует...
6. Виш- и анти-виш листы смотреть здесь
7. 14.02.06 введен режим заскринивания комментов от не-френдов. Естественно, что если запись не содержит ничего неприятного, оскорбительного или обидного - она будет расскринина.
8. 14.03 06 Забанен первый ЖЖ-пользователь.
КОММЕНТЫ СКРИНЯТСЯ

Mar. 18th, 2015

Друзья,
мне срочно нужен сотрудник в университетский Центр компьютерного тестирования.
Основная задача - сопровождение процесса контроля знаний студентов в форме компьютерного тестирования. Это несложная админка несложной компьютерной программы плюс взаимодействие со студентами.
Рабочее время: пять дней в неделю с 09.00 до 18.00, иногда с 12.00 до 21.00. Периодически суббота и воскресенье рабочие дни, а выходной в любой другой день. Зарплата: на руки 22.00 - 24.000. Территориально - ул. Юности (автобус от м. Выхино, Новогиреево, Перово).
Высшее образование необязательно, среднего специального будет достаточно, но студентов не берем. Очень желателен взрослый человек с нордическим характером, компьютерного грамотный. Отпуск - 28 дней в любое время года. И замечательный непосредственный начальник в виде меня.
Есть анекдот про газон, который надо поливать и стричь 200 лет, чтоб он выглядел так, как выглядит на красивых картинках модных журналов. Я этот анекдот вспоминаю регулярно, когда сталкиваюсь с промышленным дизайном российских кулинарных приблуд.
Пару лет назад купила ветчинницу «Белобока», пользовалась три раза. В первый раз сломала три ногтя, во второй раз пропорола до крови руку, в третий распрямившаяся пружина оставила мне синяк на руке. Я решила, что эта игрушка не для моей рукожопости и закинула ее на шкаф. Правда, я после этого на многих форумах читала матерное в адрес этого девайса, ибо острые края, тугая пружина и неочевидная конструкция многим испортила жизнь. А уж отмыть ее – отдельный квест! Сейчас рассматриваю аналогичный девайс от Tescoma – никаких сложностей в использовании он не обещает, моется мягкой тряпочкой легко и непринужденно, в комплекте – термометр, где нужный диапазон температур выделен ярким цветом. А чтобы этим термометром было удобно пользоваться, на ветчиннице для него специальная держалка предусмотрена.
И так практически везде. Так что подождет пока отечественный производитель, увы…

Aug. 22nd, 2014

Как просто быть сегодня оппозиционером…
Надеть утром синие штаны с желтой футболкой (или наоборот), позавтракать в Макдоналдсе, пообедать сэндвичем с прошутто  и моцареллой, вечерком посидеть со стаканчиком Jack Daniel’s.
Дорогое государство, ты совсем одурело?

22 августа 1991 г.

Фотография: 22 августа 1991 г.Сразу после полуночи – концерт «Рок на баррикадах». Выступают «Машина времени», «Круиз», Николай Караченцов. После полудня  - митинг победителей у Белого дома. Выступает Ельцин, потом Хасбулатов. Выносят огромный красно-синий-белый флаг, который поднимают над Белым домом. Площадь перед Белым домом называется теперь «Площадь Свободной России». На митинге сначала тихо, а потом все громче и громче раздаются требования раскрыть архивы КГБ, часть народа после митинга направляется в сторону Лубянки. Сносят памятник Дзержинскому. Уже потом прочитала где-то, что сносом памятника отвлекли людей от попытки штурма здания КГБ. Попытка прорваться привела бы к огромному кровопролитию, потому что охрана, имеющаяся внутри здания, абсолютно точно оказала бы вооруженное сопротивление. Думаю, что это в этом много правды..
Сразу после полуночи – концерт «Рок на баррикадах». Выступают «Машина времени», «Круиз», Николай Караченцов. После полудня - митинг победителей у Белого дома. Выступает Ельцин, потом Хасбулатов. Выносят огромный красно-синий-белый флаг, который поднимают над Белым домом. Площадь перед Белым домом называется теперь «Площадь Свободной России».
На митинге сначала тихо, а потом все громче и громче раздаются требования раскрыть архивы КГБ, часть народа после митинга направляется в сторону Лубянки. Сносят памятник Дзержинскому. Уже потом прочитала где-то, что сносом памятника отвлекли людей от попытки штурма здания КГБ. Попытка прорваться привела бы к огромному кровопролитию, потому что охрана, имеющаяся внутри здания, абсолютно точно оказала бы вооруженное сопротивление. Думаю, что это в этом много правды.
Фотография: 21 августа. Идем на Манежку, впервые можно не опасаться, что российский флаг вырвут из рук, разорвут, растопчут, сожгут. Тогдашний ОМОН (весьма вегетарианский по нынешним временам) гораздо мягче реагировал на любые плакаты, чем на триколор. Над Белым домом еще красный, его снимут позже. С тех пор этот флаг многократно валяли в грязи, но для меня этот флаг всегда будет флагом новой России, России, которую мы в те дни отстояли. Я еще долго носила значок с российским флагом и трехцветные ленточки на сумке. Жаль, что сейчас этот флаг воспринимается совсем по-другому.
Идем на Манежку, впервые можно не опасаться, что российский флаг вырвут из рук, разорвут, растопчут, сожгут. Тогдашний ОМОН (весьма вегетарианский по нынешним временам) гораздо мягче реагировал на любые плакаты, чем на триколор. Над Белым домом еще красный, его снимут позже.
С тех пор этот флаг многократно валяли в грязи, но для меня этот флаг всегда будет флагом новой России, России, которую мы в те дни отстояли. Я еще долго носила значок с российским флагом и трехцветные ленточки на сумке. Жаль, что сейчас этот флаг воспринимается совсем по-другому.

Aug. 21st, 2014

21 августа 1991
Информацию у Белого дома мы получали двумя путями: три человека постоянно слушало радио (разные радиостанции) и периодически приходили курьеры из соседних стоянок. Незадолго до полуночи по радио передали, что техника к Белому дому идет с двух сторон – от Калининского проспекта и по Садовому кольцу, со стороны посольства США. А потом мы и сами увидели, от нашего подъезда были видно обе колонны. Кажется, что единственной мыслью тогда было у всех – пойдут ли по людям или остановятся. Мы видели, что техника остановилась, но мы не слышали, работают ли моторы. Потом по цепочке пришло, что моторы заглушили. Постоянно ходили разговоры о планируемом ночном штурме. Сразу после полуночи по радио передали информацию о погибшем москвиче и раненом журналисте. А чуть позже – о штурме Моссовета (Тверская, 12). Разные радиостанции передавали совершенно разную информацию в движении военной техники, о числе погибших и месте гибели. Часа в три ночи пришли гонцы от тех, кто стоял в самом низу под Белым домом, сказали, что солдаты стрелять в народ не будут, еще сказали, что них нет ни еды, ни курева, попросили поделиться чем можно. Ранним утром военная техника ушла, по радио передали, что все танки уходят из города, но люди от Белого дома не уходят. По радио постоянно передавали информацию из регионов, практически нигде не поддержали ГКЧП. Днем все радиостанции транслировали выступления Ельцина и Хасбулатова. Ближе к вечеру радиостанции сообщили об аресте ГКЧП. Кто-то после этого уехал домой, мы пошли к Манежке, где планировался митинг. По всему Калинискому сумасшедшие очереди к телефонам-автоматам. Я позвонила домой, мама ругалась ужасно….
Наверно, что мы чувствовали в тот вечер было сродни тому, что чувствовали люди, узнавшие об окончании войны. Было ощущение, что начинается новая жизнь в стране, что мы только что сделали историю. Ночью Аскар Акаев объявил о прекращении деятельности КПСС в Киргизии. И это была совершеннейшая бомба… запрет КПСС в отдельно взятой республике. Мы тогда за отмену 6-ой статьи боролись, а уж о запрете КПСС мечтали только самые смелые. И первый раз в жизни мы открыто несли по улицам российский флаг. Над Белым домом еще был красный, но на улицах уже был триколор!

20.09.1991г.

Утром объявили о возможности газовой атаки и раздали противогазы. Противогазы были двух размеров – очень большие и очень маленькие. У меня были длинные густые волосы, поэтому я взяла себе большой противогаз, но его у меня отобрали. Взрослые мне объяснили, что противогаз должен плотно прилегать к лицу, иначе надышусь всякой дрянью. Маленький противогаз было ужасно неудобно натягивать, а в процессе стягивания он стягивался вместе с волосами, было больно и жалко волос. Но мне было сказано, что волосы отрастут, а отравиться можно конкретно, они – взрослые, а я – молодая, мне здоровье нужнее, да и вдруг, я еще одного ребенка задумаю. Периодически давали учебную тревогу, нужно было очень быстро натянуть противогаз, какое-то время в нем проходить. Реальной газовой атаки, к счастью, не было.
Днем мне сделали пропуск, чтобы можно было вернуться к 23-ему подъезду, и в сопровождении двух бодигардов отправили звонить маме. Вокруг Белого дома телефоны-автоматы не работали, и мы рванули на Калининский проспект. А там…. там были люди, которых совершенно не интересовало происходящее в километре от них. На Калининском люди гуляли, в магазинах стояли очереди за продуктами, а когда мы пытались рассказать что происходит, от нас просто отмахивались. Маме я звонить не стала, позвонила подруге, чтоб та позвонила ей сама, потому что мама б наверняка потребовала, чтоб я вернулась домой. Когда мы вернулись, я с обидой начала рассказывать об увиденном на Калининском. в результате весь оставшийся день у нас была дискуссия о ценности свободы, тогда же мне впервые процитировали Довлатова про четыре миллиона доносов и рассказали про Моисея, с его 40-летним Исходом.
Вечером 20-го мне и двум совсем молодым анархистам дали записки, попросив отвезти их определенным людям, сказав, что это очень важно. Я испугалась, что записку могут отобрать по дороге (кто ж знает, что в городе делается) и решила выучить ее наизусть. А в записке была просьба задержать меня любой ценой (вплоть до применения силы) в квартире, чтоб я не возвращалась к Белому дому. Я сказала мальчикам, что забыла что-то и вернулась обратно, но пошла не к 23-ему подъезду, а к медпункту, где и протусовалась до начала комендантского часа. Когда я вернулась к 23-ему подъезду, мне обрадовались, потому что человек, к которому я ехала, сам приехал к Белому дому, отправив семью в деревню. Мне скормили банку сгущенки с пачкой печенья и приткнули в угол под крышу. Периодически проходила информация разной степени достоверности о движении колонны танков и о том, на чьей стороне та или иная армейская часть. От подъезда к подъезду ходили священники РПЦ – они благословляли, исповедовали, знаю принявших Крещение в эти дни у Белого дома. Уже потом я узнала, что где-то в самом низу на площади ходил отец Бернар, настоятель Римско-Католического храма св. Людовика, раздавал четки.
19 августа 1991 год.
Разбудил меня телефонным звонком мамин коллега, член Демократического Союза: по телевизору непонятно что, а по Киевскому шоссе танки идут! Сгоняли на машине до шоссе (я тогда в Апрелевке жила, город на этом самом шоссе стоит), посмотрели на танки, он меня домой отвез, сам куда-то рванул. Дома – Дмитрий Курганский, которому чуть больше года и мама. В ящике с постельным бельем - антисотчины сумка, свежая «Экспресс-хроника», записная книжка, где телефоны членов ДС, «Международной амнистии» и других хороших людей. Бегом на балкон – всё сжигать (сначала записную книжку, потом антисоветчину), мама кричит, что никуда не пустит, но я пообещала со второго этажа спрыгнуть, в сумку все самое нужное и бегом на московскую электричку. Выбегаю из подъезда, а прямо напротив него – милицейская машина, а из нее выходит участковый и еще пара ментов. И я понимаю, что убежать уже не успею, но хорошо хоть дома ничего запрещенного нет. Участковый неспешно двигается в мою строну, интересуясь, как ночью спалось. Мы с участковым давно друг друга знаем – у меня уже с десяток задержаний на митингах, я стою на учете в Детской комнате милиции (мне нет еще 18-ти), со мной периодически пытаются проводить профилактические беседы. Я отвечаю, что спалось неплохо, а он отвечает , что у меня крепкие нервы, потому что соседи по дому всю ночь звонили в милицию, требуя прекратить пьянку с криками на четвертом этаже в нашем подъезде, и пьянку они прекратили, а сейчас идут протокол составлять.   Милиционеры заходят в подъезд, а я тихо сползаю по стенке, выкуриваю сигарету, прихожу в себя и уже совсем бегом несусь на электричку. На Киевском вокзале начинаю звонить по всем телефонам, но никто не отвечает, поэтому еду туда, куда привыкла приходить вечерами – на Пушкинскую площадь, оттуда  - к Моссовету. Баррикады из троллейбусов, первая танковая колонная и мы встаем, а потом садимся перед ней. Стас Томенко объясняет мне, что не надо бросаться под танк, что есть слепая зона и происходящее перед танком водитель не видит. А всё прибывает и прибывает… и мы двигаемся к Белому дому, как-то находим друг друга с другими ДСовцами и вместе с ребятами из Московского Союза анархистов встаем к 23-ому подъезду. И ужасно страшно от происходящего, но рядом свои и есть четкое понимание что так надо, что уходить нельзя, что надо быть здесь, быть до конца. Про переносные туалеты еще не слышали, поэтому периодически собираются группы, которые через несколько колец охраны спускаются вниз к кустам, дабы ими воспользоваться. Потом мы стебались, что неизвестно, получилось ли у нас отстоять демократию, но засрать Белый дом нам точно удалось. Меня заворачивают в спальник и укладывают спать, обещая разбудить, если что-то начнется. 

Aug. 2nd, 2014

Я не могу понять радости отдельных россиян по поводу санкций в адрес России со стороны ЕС и США. Впрочем, радости уехавших россиян я тоже не понимаю, разве что это злорадство, что они успели.... Да, Европа и Штаты отреагировали. Да, осудили...и материализовали свое осуждение в санкции. Но кому от этих санкций будет хуже? Тем, кто начал войну? Нет, не им... Того что у них есть хватит на их жизнь и на жизнь их детей и внуков, а может и правнуков. Санкции эти аукнутся обычным людям, они одинаково коснутся 80% крымнаших путинистов и 20% национал-предателей.
Да, существует коллективная ответственность. Да, мы все виноваты в том, что имеем ту власть, которую имеем. Да, учителя, соцработники, врачи и прочие бюджетники будут расплачиваться за свое поведение во время выборов. И может быть, некоторые осознают свою вину за это.
Но мне жалко 20% нас и всех детей, вне зависимости от того, что заслужили их родители.

Profile

krysya
Жена британского ученого
Нора старой Крысости

Latest Month

March 2015
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner